goilem (goilem) wrote,
goilem
goilem

Behind the Scenes

Metropolitan Museum of Arts — впечатляет, особенно если попасть в него не с парадного входа. В Отделе научных исследований — всего десять человек (для сравнения: реставраторов — более сотни), но какими интересными вещами они занимаются! Химик-специалист по дереву: знает сотни пород со всего мира, в том числе и вымершие, в какие эпохи какие лаки преобладали, из чего их делали, каким грибкам и плесеням подвержены изделия из такого-то региона… Химик-специалист по краскам и пигментам: чем рисовали в Индии, а чем — в эпоху Возрождения, если в краске присутствует яичный желток — какие мастера сразу исключаются? Химик-неорганик: мечи, булат, оружие. Один биолог.

Возбуждающий разрыв в методах и объектах: поди приклей воспроизводимость и систематичность науки к уникальному произведению искусства, существующему в единственном экземпляре. А для анализа-то не клеить, а отрывать чаще приходится: самый минимум, зачастую им приходится работать с несколькими микрограммами … даже не скажешь вещества — объекта. Конечно, существуют методы недеструктивного анализа, когда о составе судят по взаимодействию какого-нибудь излучения или поля с веществом. Но много-ли тех полей и излучений? По правде говоря — одно (электромагнитное). И как бы круты ни были современные рамановские, рентгеновские, инфракрасные и прочия спектроскопии, все равно приходится отколупывать, отшелушивать, срезать и соскабливать хоть ма-а-аленький, но кусочек картины, мумии, украшения.

И вот тут — парадокс. Поскольку вещества так мало, то сделать с ним для анализа что-то обычное, „химическое” — не только сложно, но и имеет мало смысла. Во-первых, любой кусочек произведения искусства будет всегда очень сложной смесью большого количества веществ, да еще к тому же зависящей от того, где его сковырнули (холст, синий мазок, красный мазок). Во-вторых, среди всех этих веществ полезными, то есть несущими информацию (о подлинности, о возрасте, об условиях хранения) будет очень небольшая часть, а часть от микрограмма — это уже совсем мало. И посему часто вместо того, чтобы анализировать саму эту отколупленную пылинку, ее … разлагают! Собственно, само слово „анализ” и означает по-гречески разложение. Конкретно, проводят пиролиз, то есть термическое разложение без доступа воздуха, с последующей хроматографией и масс-спектроскопическим анализом летучих продуктов разложения. Да, физики сейчас могут обращаться с отдельными атомами, а химики умеют проводить химические реакции на каком-нибудь десятке из них, но сказать из чего состоит вот эта крупинка — все еще очень и очень сложная задача, особенно если крупинку можно отколупнуть только один раз ;-)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment